X

Были ли лучшие мировые лидеры психически больными?

Были ли лучшие мировые лидеры психически больными?Невероятные факты

Стало модным говорить о положительных сторонах психических заболеваний, объясняя, к примеру, тяжелую депрессию с точки зрения выгоды, которую она приносит людям, ее переживающим. К примеру, активная расположенность депрессивных людей к размышлениям (как правило, считается негативной чертой, поскольку рождает негативное мышление) на самом деле может углубить понимание человеком своих проблем и повысить эффективность принятия решений.

Существует мало эмпирических данных в поддержку этой позиции в настоящее время, а ее многочисленные недоброжелатели отмечают, например, что люди, страдающие депрессией, как правило, рассуждают иррациональным путем, который вряд ли способен привести их к просветительским идеям. Тем не менее, это не стало препятствием для профессора психиатрии в университете Тафтса в Бостоне Нассира Гаеми (Nassir Ghaemi), чья последняя книга "Первоклассные безумия" выводит психические заболевания на новый уровень.

Он утверждает, что лучший руководитель для неспокойного времени – это тот, у которого присутствуют некоторые легкие психические расстройства, поскольку его заболевание усиливает те самые качества, которые так необходимы при урегулировании кризисов. "Во времена кризисов, нами должны управлять психически больные лидеры, а не психически здоровые", - заключает он.

Такие провокационные гипотезы требуют твердых доказательств. К сожалению, у Гаеми, судя по всему, очень мало доказательств в поддержку своего основного убеждения, что психическое заболевание необходимо для расцвета ключевых черт лидера. Если реализм, сопереживание, стойкость и творчество (полезные инструменты выживания в любых условиях) особенно активно проявляются только у безумцев, по мнению автора, то невольно возникает вопрос: почему же психические патологии не так сильно распространены? Его утверждения, что психически здоровый человек не чувствителен к страданиям, и, следовательно, не способный к сопереживанию, также кажутся абсурдными.

Хотя вряд ли кто не согласится с ним, что лидеры, которые успешно себя проявляют в мирное время, часто терпят неудачи в войне и наоборот, книга все-таки сосредоточена на личностных чертах лидера. Это же, в свою очередь, вызывает беспокойство ученых, которые проводили недавние исследования на тему социальной идентичности и групповой динамики и которые пришли к выводу, что лидерство – это, в первую очередь, взаимоотношения между лидером и его последователями, а не черты характера человека. Таким образом, Уинстон Черчилль, Джон Кеннеди, Авраам Линкольн, Соня Ганди и даже Джордж Буш справлялись с трудными временами, потом что они упорно трудились в пользу поддержания интересов групп, которые они представляли.

"Первоклассные безумия" рассматривает совсем другой подход, применяя инструменты психологии и психиатрии к исторически фигурам для того, чтобы выяснить, как их состояние ума диктует им их поведение. Это интересный анализ. Однако, "психологическая история", как автор называет свой подход, является неточной наукой, часто создается ощущение, что он наделяет субъектов книги (известных личностей) "не убедительно нужными" характеристиками. При этом, несмотря на то, что успех в делах Кеннеди, возможно, и продиктован в некоторой степени тем, что он принимал стероиды и амфетамин, которые сделали его своего рода маниакальным человеком, Гитлера в этом случае ждал полный провал, поскольку его злоупотребление метамфетамином сделало его слишком маниакальным. Ричарду Никсону, которого считали вполне успешным лидером, однако с некоторыми параноидальными и депрессивными расстройствами, наблюдаемыми в мирное время, повторно поставили диагноз, что он психически здоров, и, следовательно, не достаточно годен, по теории автора, для того, чтобы иметь дело с кризисом, таким как Уотергейтский скандал.

Гаеми признает в конце книги, что вся его теория овеяна некоторой степенью неопределенности, поскольку, к примеру, он никогда не сможет доказать, что депрессия Черчилля была связана с его столь реалистичной оценкой нацизма. Все же эту скромность следовало бы поместить в начале книги, также как и некоторые объяснения причинных механизмов, которые были вовлечены. К примеру, как именно депрессия усиливает чувство эмпатии (сопереживания) у человека?

Одна из заявленных целей книги Гаеми – это демонтировать культурную стигму, которая окружает психические заболевания. Это только приветствовалось бы, но вместо этого он начинает прославлять ее, что вряд ли кажется правильным ответом, особенно когда в книге так много материала спекулятивного характера.

Источник: www.reuters.com
Оставить комментарий

Оставить комментарий

 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Популярные темы:

Ошибка в Тексте? Система Orphus