X

Жертвы ради общества, науки и себя

Жертвы ради общества, науки и себяНевероятные факты

На какие только жертвы не идут ученые и доктора ради науки и общества. Они заражают себя инфекционными заболеваниями, спускаются под землю, залезают в жерло вулкана, идут на отчаянные эксперименты, и все для того, чтобы общество не стояло на месте, а развивалось, для того, чтобы спасти людей, которые больше ни на что не надеются.

1. Поедая яйца круглых червей

Недавно была напечатана история 36-летнего калифорнийца, который ел яйца круглых червей, заражающих толстую кишку, чтобы вылечить воспалительную болезнь кишечника. Мужчина пошел к доктору в Таиланде, где и совершил данную процедуру. Решился калифорниец на такое своеобразное лечение неспроста: он перечитал учебники по медицине, и узнал, что некоторые исследователи предлагали терапию червями.

Экстремальный эксперимент увенчался успехом: в течение года поедания яиц круглых червей симптомы болезни исчезли. Как объясняют это ученые, организм, пытаясь избавиться от червей, вырабатывал слизь, которая обволокла кишечник мужчины, избавив его от язв.


2. В жерле вулкана

Мужчина в стальном костюме, висящий на асбестовой веревке над озером кипящей лавы – картина, достойная кисти мастеров. Тем не менее, для Арпада Кирнера (Arpad Kirner) это было научное приключение.

В 1933 году он описывал адские пейзажи кратера вулкана Стромболи, находящегося недалеко от Сицилии. На камнях можно было вскипятить воду, а температура воздуха достигала 65 градусов по Цельсию. Кирнер провел в жерле вулкана около 3 часов, изучая клокочущее море жидкой лавы.

Не всем вулканологам везет так, как Кирнеру. 18 мая 1980 года 30-летний Дэвид Джонстон (David Johnston) изучал вулкан, который начал выказывать активность в марте после 123 лет "спячки". От взрыва погиб сам Джонстон и еще 56 человек.


3. Изучая космос из глубин земли

Глубины земли интересуют и специалистов по космологии. Для поиска ответов на самые насущные вопросы они используют горные рудники и шахты, погребенные подо льдами Антарктики. В глубинах земли ученые ищут субатомные частицы – нейтрино, у которых нет ни заряда, ни массы. На такие глубины почти ничто не может проникнуть, поэтому ученые и знают, что если на экранах что-нибудь и появится, то это явно будет нечто интересное.

Инженеры, работающие на Южном полюсе, сверлят во льду 85 отверстий глубиной 2,5 километра и расставляют сенсоры, которые буду ловить нейтрино.


4. Попивая тяжелую воду

Что чувствует человек, который пьет тяжелую воду? "Легкий шок и жжение на губах". Именно так описал свои ощущения норвежский ученый Клаус Хансен (Klaus Hansen), после того, как выпил литр тяжелой воды.

Тяжелая вода плотнее обычной воды, и в ней содержится больше изотопа водорода дейтерия. Для мелких рыб и растений такая вода – яд, хотя ученые не знают, почему. И никто не знал, что случится с Хансеном, поэтому держали наготове дефибрилляторы. Он пил больше с каждым днем, чтобы понять, как тяжелая вода влияет на организм. Когда через 2 года у Хансена спросили, как он себя чувствует, ученый ответил, что на здоровье не жалуется.

В больших количествах тяжелая вода токсична, так как предотвращает деление клеток. Сегодня ее использование находится под контролем, так как можно изготовить плутоний из урана и тяжелой воды.


5. Выпить вирус холеры и выжить

Немецкий бактериолог Роберт Кох (Robert Koch) обнаружил возбудителя туберкулеза, который до сих пор называется палочками Коха. Кох считал, что переносчиками холеры, другого смертельного заболевания, тоже являются микробы, но его коллега Макс фон Петтенкофер (Max von Pettenkofer) посчитал, что холера передается по воздуху, а не от человека к человеку. Чтобы доказать, что бактерий недостаточно для инфицирования, он и несколько его студентов выпили вирусы холеры. Петтенкофер не заболел, и засчитал себе победу.

Однако Джон Барри (John Barry) в своей книге рассказывает, что в 1892 году вода в Гамбурге и Алтоне была заражена вирусами холеры. Жители Алтоны фильтровали воду, а в Гамбурге этого не делали. В результате 8606 жителей Гамбурга умерли, а в Алтоне даже не заболели. Петтенкофер был раскритикован за свои заявления.


6. Заразившись заболеванием кроликов

Европейцы завезли кроликов на австралийский континент в 1859 году. При отсутствии хищников и наличии корма кролики быстро размножались, и уже через 100 лет они стали основными конкурентами домашнего скота в борьбе за корм.

Властям необходимо было придумать способ "выжить" кроликов, и они решили заразить животных миксоматозом. И чудо – 99 процентов кроликов умерли. Но уже через некоторое время началась эпидемия энцефалита среди людей, и обвиняли во всем миксоматоз. Трое австралийских ученых – Франк Феннер (Frank Fenner), МакФерлен Барнет (McFarlane Burnet) и Ян Клунис Росс (Ian Clunies Ross) – заразили себя миксоматозом. Чувствовали они себя отлично, и общественность успокоилась.


7. Введение сердечного зонда

Еще 1929 году доктор Вернер Теодор Отто Форсман (Werner Theodor Otto Forßmann) предположил, что зонды можно вводить прямо в сердце, и с их помощью впрыскивать лекарства и следить за активностью сердца. В то время такую процедуру посчитали опасной, и Форсман ввел зонд самому себе и пошел на рентген, где на снимках был виден катетер в правом предсердии.

Его эксперимент посчитали глупым и опасным, и Форсман бросил кардиологию, занявшись урологией. Форсман был нацистом, и работал армейским доктором до того, как его взяли в плен и отправили в лагерь. Во время его заключения два врача прочитали его работу о введении зонда, и применили его заключения в своих исследованиях. Дикинсон Ричардс, Андре Фредерик Курнан и Форсман получили Нобелевскую премию.


8. Заразив себя чужой инфицированной кровью

Даниель Алсидес Каррион Гарсия (Daniel Alcides Carrión García), студент медицинского факультета в Перу, изучал перуанскую бородавку и лихорадку Ороя. Эти заболевания, переносчиками которых являются москиты, встречаются только в Перу, Колумбии и Эквадоре. Перуанская бородавка – поражения кожи и высыпания, а вот лихорадка Ороя характеризуется высокой температурой и анемией, причем в большинстве случаев наблюдается летальный исход.

Каррион надеялся научиться диагностировать перуанскую бородавку до появления высыпаний на коже. Он не нашел способа лучше, чем ввести себе кровь зараженного мальчика. Процедуру он провел 27 августа 1885 года. Из его дневников следует, что уже через 21 день Каррион почувствовал недомогание и боль в левой лодыжке. Лихорадка началась еще через 2 дня, затем последовали озноб, колики в животе, боли в костях. Он ничего не мог есть, и мучился ужасной жаждой.

Каррион понял, что это уже не перуанская бородавка, а лихорадка Ороя. Он умер 5 октября 1885 года, доказав, что обе инфекции вызваны одним возбудителем.


9. Укусы москитов

Каррион – не единственный врач, который заразил себя болезнью, чтобы понять, как она развивается и как ее можно лечить. Например, в 80-х годах прошлого века Стивен Хоффман (Stephen Hoffman), основатель компании Sanaria, которая занималась разработками вакцины против малярии, подставил себя укусам москитов, чтобы проверить действие вакцины. Эксперимент прошел неудачно, но Хоффман выздоровел.

История военного врача Джесса Уильяма Лэйзера (Jesse William Lazear) закончилась трагически. Вместе с Уолтером Ридом (Walter Reed) и другими коллегами он пытался вылечить желтую лихорадку, и позволил москитам, переносчикам заболевания, укусить его. Лэйзер умер в возрасте 34 лет от лихорадки, но его наблюдения помогли объяснить, как инфекция распространяется через взрослых особей москитов.

Лэйзер никогда не упоминал, что проводил эксперименты на себе, но Рид пришел к такому выводу после просмотра его записей.


10. Вдыхая экспериментальный газ

Вовсе необязательно, чтобы эксперименты, проводимые на себе, причиняли только неприятности и дискомфорт. Вот, например, Гемфри Дэви, английский химик и физик, получал такое удовольствие от своего веселящего газа из закиси азота, что стал токсикоманом. Вскоре к нему присоединились и его друзья, один из которых построил даже специальную камеру для ингаляционных экспериментов.

Хотя Дэви и заметил, что при вдыхании газа боль смягчается, он не додумался использовать его как анестетик. Как написал Ричард Холмс в своей книге, Дэви хоть и упустил такую возможность, но, по крайней мере, доставил себе удовольствие.


11. Создание и тестирование психотропных средств

Сегодня экстази используется не совсем по назначению: первоначально он должен был лечить депрессию и посттравматические нарушения, а его изобретатель тестировал экстази и некоторые другие психотропные вещества на себе.

Александр Шульгин (Alexander Shulgin) начал работать над метилендиоксиметамфетаминами в 70 годах прошлого века. За это время он открыл и протестировал на себе около 230 психотропных веществ, которые вызывали неконтролируемую рвоту, паралич, и чувство, что "кости плавятся".

В течение многих лет Шульгин был консультантом Управления США по борьбе с наркотиками. У него была лицензия, позволяющая исследовать и держать у себя любой вид наркотиков, но в 1994 году Управление устроило обыск в его лаборатории в Беркли, а самого ученого оштрафовали на 25000 долларов.


12. Самый быстрый человек

Человек-ракета – так называли в Военно-воздушных силах Джона Пола Стаппа (John Paul Stapp). Стапп известен как человек, ездивший на самой высокой скорости. Он добровольно вызвался испытать на себе последствия быстрого ускорения и торможения, чтобы показать, как люди могут их выдержать.

В ходе одного из тестов Стапп, сидящий на ракетных салазках, разогнался до скорости 1015 километров в час всего за 5 секунд! Он остановился за 1,4 секунд, выдержав гравитационное ускорение в 40 g, что эквивалентно силе удара автомобиля при скорости 190 километров в час в кирпичную стену.

Результаты этих испытаний: сломанные ребра и запястья, ретинальные кровоизлияния, и уверенность, что возможности человека не ограничиваются тем ускорением, которое выдержал он сам.


13. Самодельный парашют

Смелые эксперименты с полетами не всегда заканчиваются удачно. Братьям Уилберу и Орвиллу Райт (Wilbur and Orville Wright) не только удалось построить первый в мире самолет, хотя этот факт и оспаривается, но и полететь на нем без серьезных происшествий.

Австрийцу Францу Райхельту (Franz Reichelt) повезло меньше: прыжок с Эйфелевой башни с использованием специального покрывала-парашюта закончился трагически.

Райхельт надеялся, что если не получится полететь, то он будет хотя бы планировать, и прыгнул с включенной камерой, которая снимала полет.


Источник: www.popsci.com
Оставить комментарий

1 комментарий

0  
Имя Цитировать 0  

Оставить комментарий

 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Популярные темы:

Ошибка в Тексте? Система Orphus